Два капітани на кораблі «Молдова»: аналіз політичної ситуації в Республіці Молдова від експерта НІСД

Поділитися:

Выступление премьер-министра Молдовы Майи Санду на пресс-конференции по итогам 100 дней работы коалиционного правительства изобиловало метафорами. Само правительство она сравнила с командой, которой достался дрейфующий корабль "без воды и провизии, который в любой момент мог затонуть", а результат работы охарактеризовала весьма оптимистично — "мы вышли из шторма в спокойные воды, взяли понятный курс и можем двигаться вперед".

Насколько оправдана подобная образность? Молдове пока удалось избежать социальных штормов. Августовская акция протеста хозяев и персонала кафе и ресторанов против планов правительства поднять с 10 до 20% НДС в секторе HoReCa (рестораны, отели и кафе) выглядела как флешмоб и не вызвала серьезного общественного резонанса. 

Несмотря на изначально негативные прогнозы, "странная" коалиция избежала и политических бурь. Хотя некоторые пункты из предыдущего коалиционного соглашения не были выполнены, Партия социалистов (ПСРМ) и блок ACUM недавно подписали новое,  представляющее собой долгосрочную и развернутую программу реформ. Из чего можно сделать вывод, что коалицианты пока не готовятся к разводу и досрочным выборам. Главный враг — Демократическая партия и ее хозяин Влад Плахотнюк повержены. Озвучены имена причастных к похищению миллиарда из банковской системы Молдовы, а двое бенефициаров "кражи века" — депутаты парламента от партии "Шор" Мария Таубер и Регина Апостолова — лишены депутатской неприкосновенности и задержаны. Однако особого восторга по этому поводу в обществе нет. Вовсе не из сочувствия к задержанным. Главные выгодополучатели аферы — Влад Плахотнюк и Илан Шор — сейчас вне досягаемости молдавского правосудия, и потому арест двух депутатов выглядит как наказание "стрелочников". 

На международной арене вроде бы тоже ветер в паруса. Кишиневу пока удается успешно балансировать между Западом и Востоком, между Россией и ЕС. После недавнего визита Майи Санду в США МВФ выделил Молдове четвертый транш в размере 46,1 млн долл. Одновременно происходит "перезагрузка" отношений с Россией. После трехлетнего перерыва состоялось заседание Молдавско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, после него — Молдавско-российский экономический форум. Министр иностранных дел Молдовы Нику Попеску посетил Москву, и вскоре вслед за ним в столицу России намерена отправиться Майя Санду. 

Но если все так радужно, ветер попутный, и курс ясен, стоит ли беспокоиться по поводу того, куда плывет Молдова? Стоит. Если продолжить метафорический ряд Майи Санду, сегодня на капитанском мостике страны не один, а два шкипера. Несмотря на то, что Молдова остается парламентской республикой, где президент — фигура во многом номинальная, Игорь Додон за 100 дней существования коалиции сумел усилить свои позиции настолько, что вполне может легким поворотом руля оказывать влияние как на внешнюю, так и на внутреннюю политику. Яркий показатель этого — визит в Молдову министра обороны Российской Федерации Сергея Шойгу, которого пригласил именно Игорь Додон. 

Устранение с политической арены Влада Плахотнюка позволило молдавскому президенту выйти из тени могущественного олигарха. А наличие политического опыта, в том числе и опыта закулисных интриг, позволяет ему обыгрывать более неопытных в этом отношении союзников. 

Если вначале по квоте Партия социалистов получила в правительстве только посты министра обороны и вице-премьера по вопросам реинтеграции, то вскоре Игорь Додон получил в свое распоряжение Национальный центр по борьбе с коррупцией. Руководителем этого органа по итогам конкурса стал Руслан Фолча, до этого занимавший пост генерального секретаря администрации президента Молдовы. Вскоре возник скандал с избранием на пост председателя Конституционного суда Молдовы депутата от Партии социалистов Владимира Цуркана, которое, как оказалось, было заранее оговорено. К тому же, несмотря на заявленную "деолигархизацию", своим советником Игорь Додон назначил Иона Кику, который занимал должность министра финансов последние полгода правления Демократической партии и, скорее всего, знаком с тем, куда и как уходили деньги из государственной казны в период "преступного режима".

Как в случае с назначением главы антикоррупционного ведомства, так и в случае с избранием социалиста главой КС реакция Майи Санду была негативной. Однако дальше осуждения дело не пошло. Очевидно, опасения развалить коалицию и пойти на досрочные выборы с неизвестным результатом берут верх, чем и пользуется Додон.

Недавно президент Молдовы получил дополнительный бонус в виде решения Антикоррупционной прокуратуры, которая не нашла доказательств незаконного финансирования Партии социалистов Молдовы. Напомним, во время июньского кризиса телеканал Publika TV, принадлежащий Плахотнюку, опубликовал видео, на котором Игорь Додон в разговоре с олигархом и его замом Яраловым признается, что получал из России внушительные денежные переводы на содержание партии. 

Отныне над президентом Молдовы не висит дамоклов меч обвинения в том, что его содержит Москва, и он исполняет ее волю. Хотя практика свидетельствует об обратном.

Приднестровское урегулирование изначально не входило в число задач, которые ставила перед собой коалиция, и казалось, что этот вопрос был вынесен "за скобки" отношений партнеров. Но в конце июля Игорь Додон заявил, что появились благоприятные факторы для политического урегулирования приднестровского вопроса, среди которых он назвал "внутренний консенсус политических сил, представленных в правительстве страны" и внешнюю поддержку. 

Далее, в начале сентября в интервью журналу "Шпигель" Додон сообщает о том, что Приднестровье получит "особый статус в виде очень сильной автономии" в составе Молдовы, и что администрация президента разработала концепцию, которая будет представлена партнерам по коалиции.

Судя по отповеди Майи Санду, наличие "внутреннего консенсуса" несколько преувеличено. Премьер-министр заявила, что она не знает, "о чем говорит Игорь Додон", и что автономия Приднестровья может быть предоставлена разве что по модели Гагаузии. То есть никаких своих армий, полиций, самостоятельной внешней политики и прочих признаков государственности.

Есть различия в позиции правительства и президента и по вопросу о выводе российских войск из Приднестровья. Во время недавнего визита в Москву министр иностранных дел Молдовы Нику Попеску вновь поднял тему вывода российских войск из региона, ссылаясь на нейтральный статус страны. Российские официальные лица неоднократно декларировали, что хотели бы и впредь видеть Молдову нейтральной. Однако на этот раз аргумент не сработал. Глава МИДа России Сергей Лавров заявил, что российские войска — "очень важный компонент сохраняющегося мира в Приднестровье".

С позицией Лаврова во многом пересекается позиция молдавского президента. Вначале вице-премьер по реинтеграции Василе Шова высказался против смены формата миротворческой миссии. А вскоре сам Додон в интервью российскому "Коммерсанту" заявил: "Есть российские миротворцы, которые выполняют свою работу, правильно все делают и качественно. Благодаря им не было дестабилизации все эти годы, поэтому это нужно продолжить столько, сколько нужно будет, сколько стороны решат".

Налицо откат в позиции молдавской стороны, ранее настаивавшей на смене формата миротворческой миссии.

Тем не менее, вскоре после визита в Брюссель Игорь Додон заявил, что правящая коалиция не готова обсуждать вопрос о политическом урегулировании приднестровской проблемы. Можно предположить, что "формула Додона" не нашла пока поддержки не только внутри страны, но и в Брюсселе и Вашингтоне. 

Впрочем, это не означает, что молдавский президент отказался от предложенной идеи урегулирования вопроса на условиях "сильной автономии", так же как не отказалась от своих планов на Молдову и Россия.

Определенные изменения претерпела позиция Игоря Додона и относительно европейских перспектив Молдовы. Он уже не выступает, как раньше, ярым критиком Соглашения об ассоциации Молдовы и ЕС и сторонником вступления в Евразийский экономической союз (ЕАЭС). Напротив, в Брюсселе он заверил председателя Европарламента Давида-Марию Сассоли в том, что "руководство страны продолжит имплементацию Соглашения об ассоциации и выполнение структурных реформ". Это также прописано в новом коалиционном соглашении. 

Одновременно Игорь Додон продолжает отстаивать необходимость развивать дальнейшие отношения и с ЕАЭС. Здесь вновь обнаруживается различие подходов правительства и президента. Если министр иностранных дел заявляет, что не стоит ожидать динамики в отношениях Молдовы и Евразийского экономического союза, то президент — о готовности двигаться дальше, но отмечает, что "нынешнее Соглашение об ассоциации с ЕС нам этого не позволяет", и высказывается за переговоры между ЕАЭС и ЕС по данному поводу.

Конечно, многое можно было бы объяснить спецификой молдавской политики. Необходимость балансировать между интересами Запада и России, экономическая слабость и, как следствие, зависимость от внешних игроков, наличие разновекторных настроений избирателей диктуют и соответствующую модель поведения. Молдавский политик чаще всего бывает или чуть более пророссийским, или чуть более проевропейским. 

До сих пор подобная гибкость позволяла выживать и Молдове, и молдавским политикам, играющим на противоречиях и получающим преференции и бонусы с обеих сторон — и европейской, и российской. Вопрос в том, сколь сильно демонстрируемая пророссийскость Игоря Додона зависит от воли его российских партнеров. 

Подписание нового коалиционного соглашения наряду с плюсами дает еще и временную передышку, используемую Додоном для укрепления своих позиций. Тестом на успешность станут местные выборы, которые пройдут 20 октября. Их результат позволит дать ответ на вопрос, как крепко президент держит свой штурвал, и будет ли корабль "Молдова" слушаться его, а не другого капитана.

 

Артем Филипенко

заведующий отделом исследований Придунайско-Черноморского региона НИСИ

 

Джерело

Фото: Уряд Республіки Молдова